Агния Барто и её добротворчество

Сегодня исполняется 115 лет со дня рождения детской поэтессы Агнии Барто. Впрочем, цифра эта неоднозначна – свои юбилеи писательница отмечала два года подряд. Дело в том, что уже в пятнадцатилетнем возрасте она решила пойти работать. И, чтобы устроиться в магазин одежды, приписала себе лишний год.

Символично, что день рождения Барто совпадает с Днём спонтанного проявления доброты, который празднуют 17 февраля по всему миру. Поэтесса несла добро в массы вполне себе последовательно и на протяжении всей своей жизни.

Однажды, на встрече с космонавтами в Союзе писателей, Юрий Гагарин протянул Агнии Барто листок бумаги. На листке он поставил свою подпись, а чуть выше процитировал: «Уронили мишку на пол…». Гагарин объяснил, что это была первая книга о добре в его жизни.

С ним, пожалуй, согласятся многие. Именно на стихах Барто выросли и сформировали своё представление о прекрасном уже несколько поколений. И до сих пор строчки её произведений становятся первыми стихами, которые современные родители, часто по памяти, читают своим детям.

Вдохновение в детстве

Главный секрет успеха Агнии Барто – точное попадание в свою аудиторию. Как стилистически, так и по смыслу. «Детям нужна вся гамма чувств, рождающих человечность», – считала писательница. Чтобы говорить с юными читателями на одном языке, Барто часто встречалась с самыми разными детьми: посещала школы, детские дома, общалась с ребятнёй во время заграничных поездок.

Во время Великой Отечественной войны она вместе с семьёй уехала в Свердловск. Там у неё возникла идея написать о подростках, которые в военное время сменили взрослых у заводских станков. Барто и здесь решила познать тему изнутри. По совету Павла Бажова она отучилась на токаря, постигая ремесло в окружении и при трогательной поддержке юных коллег по новой профессии.

«Ребята недолго чуждались меня, привыкли к моему присутствию, некоторым из них нравилось меня обучать, я была явно отстающей, ведь стремилась не столько овладеть профессией токаря, сколько понять, какими должны быть герои моих будущих стихов», – вспоминала позже поэтесса.

Результатом этого конкретного опыта стало произведение «Идёт ученик». Но дело даже не в отдельной книге. Куда важнее для Агнии Барто было сохранить связь с молодым поколением, понимать его, чувствовать, какие слова и темы откликнуться в сердцах юных читателей.

Найти человека

В послевоенные годы поэтесса посещала много детских домов и общалась с ребятами, потерявшими своих родителей. Читала сиротам свои стихи. Над некоторыми детдомами взяла шефство. Истории ребят объединились в собирательный образ, раскрытый Агнией Барто в поэме «Звенигород».

«Случилось так, что в 1954 тоду книжка попала в руки к женщине, у которой восьмилетняя дочь Нина, так же как дети в поэме, потерялась в годы войны. Мать считала ее погибшей, написала мне: «Читала «Звенигород» и думала: а может, и моя Ниночка все-таки жива…» Письмо матери я передала в специальную организацию… Через восемь месяцев Нина нашлась…», – описала дальнейшие события поэтесса.

О том, как «Звенигород» воссоединил мать и дочь, написал журнал «Огонёк». После публикации Агнию Барто завалили письмами с просьбами помочь найти родных. Так появилась радиопередача «Найти человека».

В отличие от официальных структур, занимавшихся поиском пропавших и требовавших конкретную информацию, Агния Барто опиралась на обрывочные детские воспоминания. Кто-то рассказывал, как в детстве, собирая ягоды испугался медведя и побежал, потеряв туфельку. Кто-то помнил цвет калитки у дома и папино имя.

И часто этих деталей оказывалось достаточно, чтобы родители узнали своих пропавших детей. Программа регулярно выходила на «Маяке» в течение восьми лет, и за это время помогла воссоединить около тысячи семей. Некоторые из этих историй описаны Агнией Барто в книге «Найти человека».