Библиотечный пиар вековой давности. Производственная пропаганда

На прошлой неделе мы вспоминали, как работал библиотечный пиар на производстве в первой половине прошлого века. Но заводские библиотеки рекламировали не только собственные услуги. На плечи их сотрудников была также возложена пропаганда производственной литературы. В продолжение темы рассказываем, как библиотекарям советовали продвигать специализированную литературу в середине 20-х годов минувшего столетия.

В две смены работать не хотят

Как правило, в те времена производственная пропаганда заключалась в лобовой рекомендации соответствующей технической литературы: металлургам пытались подсунуть книги про обработку металлов, текстильщикам – о покраске тканей и так далее. Но этот подход не работал.

Главную причину видели в том, что рабочие относились к своему труду, как к тяжёлой ноше, и вне смен не желали иметь дело со своей профессиональной сферой, предпочитая развлекательное чтиво или какой-либо иной досуг. Активисты библиотечного дела СССР нашли выход. Для этого нужно было, ни много ни мало, переделать самих читателей, а точнее их отношение к производству.

В противовес капиталистическим странам, где труд работяг эксплуатируют буржуи, в Советском Союзе хозяин народного производства – каждый отдельный человек. Такую мысль нужно было вселить в головы рабочим, и лишь после этого пытаться подвигнуть их на повышение их личной квалификации.

Новый человек труда

Был сформулирован портрет «нового «производственного» человека». Он должен интересоваться достижениями науки, видеть перспективы, которые открывает машиностроение, быть свободным от религиозных убеждений, уважать культуру труда и считать труд основой всего.

Предполагалось, что толчком к превращению в такого человека для каждого может стать свой источник вдохновения. Одних воодушевят стихи пролетарских поэтов, других – жизнеописания не умеющих справляться с природой первобытных людей, третьих – книги о достижениях технического прогресса.

На местах производственную пропаганду рекомендовали вплетать во все направления библиотечной работы, проявляя фантазию и творчество. У каждой рабочей читальни должен был появиться свой индивидуальный пиар-план. Единой была лишь конечная точка: воспитание того самого «производственного» человека. Тем не менее, некие общие правила тоже существовали.

Лестница к совершенству

Главным принципом был подход «от общего к частному». Если представить путь к новому «производственному» человеку в виде лестницы, то тем рабочим, что ещё не сделали по ней ни шага, предстояло пройти через следующие ступени.

Первой ступенью становилась политграмота. Из человека с рабским мышлением делали человека труда. Ему нужны были книги, объясняющие, что основа управления миром – производственный труд. И что труд этот организован наилучшим образом исключительно в соответствии с коммунистическими идеями.

Следом шла экономграмота. Здесь люди узнавали, как управляли предприятиями при капитализме и как это управление организовано на современном этапе развития СССР. Изучали отличия государственных и частных производств. Разбирались в таких понятиях, как ВСНХ, НЭП, военный коммунизм и погружались в актуальные проблемы сельского хозяйства, малых и крупных предприятий. На выходе человек чувствовал себя хозяином производства.

Заключительным этапом становилась производственная грамота. Это знания о научной организации труда, воспитании кадров, использовании достижений науки и машиностроения на предприятии. Эта ступень воспитывала в рабочем организатора производственного процесса.

Личная трудовая эффективность

В зависимости от исходного «уровня развития» рабочего библиотекарю предстояло направить его на соответствующую ступень. И лишь прошедший по этой лестнице до конца становился целевой аудиторией узкоспециализированной литературы. Той самой, которая способна повысить его личную производственную эффективность.

Но теперь он уже не должен был отмахиваться от неё, как от навязчивого продолжения трудовой смены. Наоборот, «обработанный» должным образом на предыдущих этапах, он воспринимал своё дело как творческий вклад в нечто большое и целое – общее народное хозяйство. Владельцем которого, притом, является и он сам. А значит повышение личной производительности было уже в его интересах.

Впрочем, библиотекарям всё равно советовали не слишком рассчитывать даже на сознательность самых просвещённых. То, что они способны оценить значимость профессиональной литературы, ещё не означает, что станут выстраиваться за ней в очередь. Поэтому нужна была дополнительная реклама.

Продвижение учебников

Выставки специализированной литературы советовали сопровождать наиболее эффектными фотографиями, сделанными на соответствующих производствах. Рекомендовалось также иллюстрировать их схемами и чертежами современных машин и другими наглядными, а в идеале – вещественными, экспонатами.

Кроме того, интерес к таким книгам должны были подпитывать плакаты с актуальными вопросами. Такими, с которыми сталкивается в своей практике массовый рабочий. «Как получить из мыльной массы ядровое мыло?» - должен был вопрошать такой плакат у работников мыловаренного завода, тем самым подначивая их посетить библиотеку и узнать ответ.

Наконец, страсть к повышению квалификации должны были разжигать профессиональные и общеобразовательные кружки, экскурсии на смежные производства и конкурсы технического мастерства, для участия в которых требовалось выходить за рамки каждодневной практики и учить матчасть.

Но всё это становилось возможным лишь в том случае, если библиотекари привлекали к пиар-активностям ветеранов производств, фабричных инженеров, преподавателей техникумов и вузов. Если же сотрудники читальни с общим образованием за плечами пытались организовать эту работу исключительно собственными силами, она заранее была обречена на провал.