Библиотеки №119 и №122 отобрали для вас самые интересные из окутанных тайнами и мистикой объектов и мест Лефортова

Лефортовский дворец (2-я Басманная, 3)

О призраке, блуждающем по Немецкой слободе, горожане впервые заговорили на рубеже XVII веков. В призраке они опознали Чёртушку – Франца Лефорта, получившего это прозвище за свои вычурные забавы вроде покатушек верхом на свиньях, к которым присоединялся «заколдованный» им Петр I.

Окончание строительства своего дворца Лефорт отметил вместе с государем семидневной гулянкой в том же стиле. Венчало торжество «освящение» храма «патриархом всея Яузы и Кукуя» «во имя бога увеселений Вакха».

После праздника Лефорт занемог и вскоре умер. Горожане решили, что это кара за его богохульство, а дворец окрестили местом «нечистым». Следом тому посыпались подтверждения. Дворец достался князю Меньшикову, которого через 27 лет арестовали по приказу Петра II и сослали в Сибирь. Два года спустя он скончался. Тогда же в этих стенах умерла внучка Петра I Княжна Наталья Алексеевна. А ещё через год, незадолго до собственной свадьбы, внезапно слёг с оспой и скончался Петр II.

Менее десяти лет прошло с тех пор, прежде чем Лефортовский дворец сильно пострадал в Троицком пожаре. Здание восстановили. И через 15 лет все четыре корпуса дворца снова сгорели.

Сюда свозили на карантин заболевших во время эпидемии чумы. На коронации Павла I тут вешались придворные. Дворец в третий раз горел в 1812-м. Не удивительно, что с такой историей дворец связывают с мистикой.

Поговаривают, что в недрах дворца проводились языческие ритуалы. И что где-то внутри Меньшиков спрятал сундук с золотом и протоколами заседаний Нептуновского общества, в котором он состоял вместе с Лефортом и царем Петром. Этот клад так и не обнаружили. Однако легенда о его существовании живёт до сих пор, как и молва о том, что в Лефортове и сегодня можно повстречать знаменитого Чёртушку.

Тоннель смерти
(Лефортовский тоннель)

Лефортовский тоннель, получивший народное название «Тоннель смерти», вселяет в часть автолюбителей настоящий ужас. Водители жалуются, что при въезде в тоннель машина может внезапно заглохнуть или потерять управляемость. Некоторые рассказывают, что видят здесь призраков. Кто-то признаётся, что испытывает головокружение и необъяснимый страх.

В тоннеле установлено свыше 300 видеокамер, которые неоднократно запечатлевали странное поведение автомобилей. Интернет заполнен подобными роликами. В кадр попадали «танцующий автобус», на ходу «теряющая» пациента карета «скорой», газель-призрак. Автомобили из свободных рядов резко сворачивают прямиком в стены.

Часть теоретиков связывают это с тем, что на месте тоннеля прежде было кладбище. Мол, потревоженные духи мстят автомобилистам. Ещё одна версия – аномальная зона, сквозь которую проходит тоннель. Впрочем, материалисты-скептики убеждены, что виной происходящему банальные невнимательность, усталость и пренебрежение правилами дорожного движения. Кроме того, некоторым водителям может становиться плохо из-за замкнутого пространства или мерцающего освещения.

Лафертовская маковница
(Площадь Проломная Застава)

В 1825 году в журнале «Новости литературы» опубликовали дебютную повесть-быличку Антония Погорельского «Лафертовская маковница». Произведение пришлось читателям по вкусу. В частности, его высоко оценил Александр Пушкин и позже процитировал повесть в собственном «Гробовщике».

Центральный персонаж истории – старушка, которая печёт и продаёт маковые лепёшки. В округе говорят, что вкуснее не сыскать. Однако соседи старушки остерегаются её, зная, что этот промысел – лишь личина, прикрывавшая главное ремесло маковницы: ночные гадания и общение с нечистой силой.

Действие повести происходит в Немецкой слободе конца XVIII века. А «деревянный домик с пятью окошками в главном фасаде и с небольшою над средним окном светлицею», где жила маковница, находился аккурат возле нынешней площади Проломная Застава.

Немецкое кладбище
(улица Наличная, 1)

Введенское кладбище организовали для захоронений за чертой города в период эпидемии чумы конца XVIII века. Этот некрополь стал одним из тех, что продолжили использовать и дальше. Поначалу тут хоронили иноземцев. В столице их без разбору называли «немцами», от слова «немой», то бишь не говорящий по-русски. И кладбище в те времена тоже звалось Немецким.

Предположительно, именно на Немецком кладбище упокоен прах Франца Лефорта, о котором мы рассказывали в первой части «Мистического Лефортова». Однако отыскать могилу сподвижника Петра I не удалось до сих пор. Некоторые считают, что это связано с его «нечистым» прошлым.

К слову, потерянные захоронения на Введенском, в силу возраста некоторых из них, не редки. Так, во время ревизии 2009 года обнаружили могилу Люсьена Оливье – создателя знаменитого салата. Она была заброшена, надгробный камень давно повалился и врос в землю.

Захоронение привели в порядок, и с тех пор к нему то и дело совершают паломничество представители ресторанного бизнеса. Считается, что Оливье может поделиться с ними своей профессиональной удачей.

На Введенском кладбище немало мест, якобы обладающих схожей силой. Заболевшие просят помощи и исцеления на могиле доктора Александра Овера. Мечтатели исписывают сокровенными желаниями стены часовни над захоронением Марии Волконской. Надгробие виноторговца Филиппа Депре, гласит молва, и вовсе является порталом для воскрешения мертвецов.

Анненгофская роща
(1-й Краснокурсантский проезд, 3/5)

В начале 30-х годов XVIII века для императрицы Анны Иоанновны в 1-м Краснокурсантском проезде возвели резиденцию – Летний Анненгоф. С северо-запада к зданию примыкал «Версаль на Яузе» – Лефортовский парк. Юго-восточные окна дворца выходили на военный плац.

По легенде, впервые прибыв в резиденцию, императрица посмотрела в окно и посетовала: «Как жаль, что здесь пустое место, а не лес!»

Дальнейшие события описал в «Русском слове» Владимир Гиляровский: «На другое утро, проснувшись, она подошла к тому же окну — и была поражена: поля не было, а зеленела огромная сосновая роща! Услужливая и всемогущая придворная челядь за ночь тысячами крепостных и солдат перетащила из Сокольников выкорчеванные сосны и ели и посадила рощу!»

Анненгофская роща разрасталась, но народ её не любил, и вскоре за ней перестали ухаживать. Сюда стали сваливать нечистоты. В XIX веке, писал Гиляровский, её облюбовали разбойники и прочие тёмные личности. А в 1904 году аккурат по ней прошёлся смерч, поломавший и вырвавший деревья столь же стремительно, как они появились.

Почти три десятилетия на этом месте был никому не нужный пустырь. А потом здесь начали строить комплекс общежитий для студентов и корпуса Московского энергетического института. МЭИ располагается здесь и поныне. Кстати, на месте этой самой рощи, неподалёку от бывшего Летнего Анненгофа, находится Библиотека №126.