Библиотеки ЮВАО: годы энтузиазма и больших забот. Часть 1

Медленно и трудно выбирались Москва и Подмосковье из послереволюционного хаоса. Гражданская война и экономическая разруха нанесли огромный урон хозяйству, ввергли в нищету население.

Жизнь на «обломках самодержавия» породила множество проблем. Молодая советская власть чуть не в ручном режиме хваталась за насущные задачи в самых разных сферах. Принимать решения под копирку разом для всех районов столицы не годилось. Огромный мегаполис и его окрестности не были однородными. Так, проблемы центра Москвы разительно отличались от забот жителей Юго-Восточного округа в его нынешних границах.

Рабочие без работы, сельчане без хлеба

Дворянские усадьбы, которыми прежде славился Юго-Восток, пришли в запустение, на их месте появились было дачные массивы для сдачи внаём, но и они не прижились: близость Люберецких полей орошения снижала привлекательность бывшей зоны отдыха.

Рабочие небольших фабрик и заводов, а также крестьянский люд из ближайших деревень бедствовали. Например, на заводе Гужона производство упало до 2 процентов от показателя 1913 года. Предприятия, работавшие на привозном топливе и сырье, стояли. Зимой с 1920 на 1921 год тысячи домов были разобраны на дрова, ещё больше урезана и без того нищенская пайка хлеба. В дефиците соль, спички, керосин. Рабочие страдали от безработицы, сельчане — от продразвёрстки.

Однако велики были как решимость власти построить «новый мир», так и энтузиазм населения. При этом люди мечтали не только о хлебе насущном, но о духовной пище тоже. Неспроста, например, Военно-революционный комитет, созданный в 1917 году в Люблино, начал с открытия рабочего клуба имени III Интернационала, где была библиотека. Поначалу она располагалась на северном блокпосту, а затем вместе с клубом перебралась в усадьбу Голофтеевых. В 1920-е годы книжный фонд читальни насчитывал до 10 тысяч томов. По тем временам очень прилично.

Меняли свою судьбу

Люди ждали перемен, и власть откликалась на их чаяния. Оперативно действовало и руководство Рогожско-Симоновского района, к которому тогда относилась большая территория сегодняшнего ЮВАО. В 1922 году завод Гужона переименовали в «Серп и молот». Меняли не просто вывеску, а, по сути, судьбу предприятия. Мертвые цеха быстро оживали, развалины были расчищены, и уже спустя четыре года производство достигло довоенного уровня. Не сбылись мрачные прогнозы и относительно Государственного кабельного завода, который планировалось законсервировать. Уже к концу 1922 года он выдал 90 процентов от довоенной продукции.

Главные вагонные мастерские (с 1929 года Вагоноремонтный завод) в гражданскую войну не закрывались, но перебивались с хлеба на квас, выпуская зажигалки да сковородки с топорами для обмена на продовольствие. Но вскоре и они занялись своим делом — ремонтом вагонов и формированием маршрутных поездов.

«Фабзайцы» - будущие инженеры

Скорому восстановлению промышленности мешал кадровый голод. Костяк рабочих выкосило на фронтах, часть безработного пролетариата подалась в деревню, чтобы прокормиться землёй. Главной задачей стало обучение новичков рабочим профессиям. На предприятиях создавались школы фабрично-заводского ученичества. На передний план выходило образование, а значит, книга. С подачи руководства многие «фабзайцы» затем без отрыва от производства окончили техникумы и вузы, пополнив ряды инженерно-технических работников. Помогали этому и рабфаки. Туда посылали молодых рабочих от 16 лет и старше готовить к поступлению в высшие учебные заведения. В приоритете были технические вузы, а преимущество имела рабоче-крестьянская молодёжь.