Биография Соколова

Детство

«Странным, может быть, образом, но я с детства был уверен, что я писатель, а с отрочества, что я поэт», - говорил Владимир Соколов. Если верить, что бытие определяет сознание, его стезя была предопределена...

Ещё до своего рождения 18 апреля 1928 года он проникался рифмой. Мама Володи, архивист Антонина Соколова (в девичестве Козырева), была 12-м ребёнком в семье, где царил культ поэзии. Она знала наизусть «Евгения Онегина», стихи Ахматовой, Бальмонта, Брюсова, Северянина. Особенно любила Блока и, будучи беременна сыном, ставила на стол фотографию поэта и читала его стихи. По поверью, на кого смотришь, на того и будет похож ребёнок.

Подвизались на литературном поприще и другие родственники. Дядя Михаил Козырев — известный в 1920-1930-х годах писатель-сатирик, имел титул «Русский Свифт». Прозаиком стала сестра Владимира, Марина Соколова. С такими генами, по сути, впитав любовь к поэзии с молоком матери, трудно оказаться не у дел. Первое стихотворение мальчик написал в 8 лет.

 

Владимир Соколов в детстве

 

Пробуждал вдохновение и городок Лихославль, что в Тверской области. Он появился в XIX веке благодаря Николаевской железной дороге. Отсюда идут пути на Москву, Петербург и Торжок и здесь исток, откуда берёт начало творчество поэта Соколова. Отец, военный инженер-строитель, часто и не всегда по своей воле (его даже объявляли врагом народа) переезжал с места на место.

В итоге семья осела в Москве. Но каждое лето Володя проводил в Лихославле у бабушки, в родовом гнезде Козыревых на улице Озёрной. Вишнёвый сад. Дуб, посаженный матерью в честь рождения сына. Старинная беседка, исписанная стихами Ахматовой, Гумилёва, Северянина, Блока. Здесь Володя искал собственные рифмы и взахлёб читал. В 12 лет он перечитал практически всю Лихославльскую районную библиотеку...

 

Вокзал в Лихославле

 

Первые литературные опыты

Выбор между «физиками» и «лириками» в пользу последних Владимир Соколов сделал ещё в школе. В старших классах вместе со своим другом Давидом Ланге он занялся самиздатовской деятельностью. Творческий багаж пополнили рукописные журналы «XX век» и «На заре».

После уроков юноша спешил на занятия литературного кружка, которые вела известная детская поэтесса Елена Благинина. Кстати, первое стихотворение — вот как совпало! - она тоже написала в 8 лет. К работам своего плодовитого ученика, а он приходил почти ежедневно и всякий раз с новым стихом, наставница относилась очень серьёзно.

С таким бэкграундом Соколову после окончания школы оставалась одна дорога — в Литературный институт. Куда он и поступил благодаря собственному таланту, а также заручившись рекомендациями Благининой и её хорошего знакомого профессора-литературоведа Леонида Тимофеева, который не только умел распознать, но и всегда помогал молодым дарованиям.

 

Владимир Соколов с Робертом Рождественским

 

Студентом Владимир стал в 1947 году. Его товарищами по учёбе стали недавние фронтовики, которые оттачивали свои рифмы в боях. А Соколов пытался сформулировать и творчески осмыслить, чем же была война для него и его безусых сверстников. Итогом творческих раздумий стало стихотворение «Памяти товарища», опубликованное 1 июля 1948 года в «Комсомольской правде».

 

Владимир Соколов с Евгением Евтушенко

 

Публикация принесла всесоюзную известность и репутацию родоначальника новой темы в советской поэзии — о военном детстве. Критика была благожелательной. Дебютанта отметил поэт Степан Щипачёв (он же спустя пять лет рекомендовал дипломированного литератора Соколова в Союз писателей СССР). А Константин Ваншенкин, отзываясь о своём молодом сокурснике, говорил: «В послевоенном Литинституте он, пожалуй, единственный из нефронтовиков был признан всеми безоговорочно».

 

 

Соколов – тихий лирик

Евгений Евтушенко признавал, как много значило для него творчество однокашника Владимира Соколова, и пытался приобщить друга к шумной славе поэтов-шестидесятников. Как-то он уговорил державшегося в тени поэта выступить на стадионе «Лужники». Соколов читал стихи для двадцатитысячной аудитории, которая была в восторге. Но сам чтец успеху оказался не рад, предпочитая общение со слушателем или читателем один на один, глаза в глаза, адресуя строки от сердца к сердцу.

Евтушенковскому «поэт в России больше чем поэт» Соколов противопоставлял своё: «цель поэзии — поэзия». С этой позиции его не свернули ни конъюнктурные соображения — в фаворе тогда были яростные поэты-трибуны, ни жёсткая критика за отсутствие публицистичности и гражданственности представителей «тихой лирики», признанным мэтром и негласным лидером которой он считался.

 

 

Литературоведы ассоциируют его творчество то с музыкой, то с живописью. Причём в первом случае на ум им приходит не фольклор, а романсы, во втором — работы импрессионистов. Подключается и обоняние: его стихи «пахнут снегом, дождём, сиреневыми палисадниками, травой, акациями». Выдающийся лирик в чистом виде, Соколов любил и умел работать со словом, добиваясь всякий раз зрительной выразительности. Сам стихотворец признавался, что если бы не поэзия, он непременно ушёл бы в лингвистику.

Критики ставят имя Соколова в один ряд с Пушкиным, Боратынским, Лермонтовым, Фетом, Блоком и Тютчевым, отмечая, что такого уровня не смог достичь даже Нобелевский поэт Иосиф Бродский. Продолжая традиции русской лирики, поэт любил свою родину без надрыва и пафоса, утончённо и безыскусно.

 

 

Личная жизнь

Любовь бывает разной. У Соколова было три жены, и он испытал все чувства. Когда любил он, а его предали. Когда жертвенно и безответно любили его. И наконец, Любовь с большой буквы — взаимная, трудная, преодолевшая многие преграды.

В 1955 году Соколов женился на недавней выпускнице философского факультета МГУ болгарке Хенриэтте Христевне Поповой. В московских литературных кругах её называли Буба. Родились сын Андрей и дочь Снежана. Соколов, в совершенстве изучивший болгарский язык, увлечённо занимался переводами. Они жили на две страны. В 1960 году вышла книга «Стихи из Болгарии». На первый взгляд, пара жила душа в душу, но спустя семь лет семейной жизни оказалось, что это не так. В 1961 году Буба объявила мужу, что любит другого. Оглушённый горем, Соколов ушёл из дома, а жена тотчас отправилась к новому избраннику. Тот встретил её оскорблениями. Уход из жизни показался женщине лучшим решением.

 

 

«Ты камнем упала, я умер под ним. Ты миг умирала, я долгие дни», - писал Владимир Соколов о том периоде. «Оживить» поэта, подняв неподъёмный камень, попыталась Эльмира Славгородская, одноклассница его сестры, влюблённая в Соколова ещё со школы. Он ценил эти попытки, был благодарен. Спустя два года после трагедии они поженились. Однако ответное чувство так и не проснулось. В 1966 году пара мирно рассталась. Совместный этап  Эльмира описала в мемуарах «Жизнь с поэтом: дневники, письма, воспоминания». В книге нет скандальной пошлости, на которую, быть может, рассчитывал обыватель. Она о творчестве поэта, его близких и быте.

А спустя ещё четыре года появилась Муза и растопила сердце...

 

 

Мастер и Марианна

Он считался признанным Мастером слова, когда наконец появилась его Маргарита. Так окрестила их светская тусовка. Их путь навстречу друг к другу был долгим и трудным. Но, в отличие от выдуманных булгаковских персонажей, судьба оказалась к ним благосклонна, подарив целых 26 лет общения.

Марианна Роговская с детства вращалась в литературной среде, училась на филфаке и слыла первой красавицей в столице. Многие мужчины оказывали ей внимание, и скоро она вышла замуж, сделав, по мнению окружающих, блестящую партию. Её муж был дипломатом. Одна заграничная командировка сменяла другую. Родился сын. Но в душе Марианны крепло ощущение, что это не её жизнь. Соколова она знала заочно, любила его стихи, даже собирала, вырезая из газет.

 

Владимир Соколов и Марианна Роговская-Соколова

 

В один из приездов в Москву их познакомили. Они быстро поняли, что вдвоём представляют собой единое целое. Но Марианна не могла так легко порвать с прошлым. Её не пугали грядущий неустроенный быт и любимый с небезупречным образом жизни. Связывала руки ответственность за чужую судьбу: муж умолял не ломать его жизнь и карьеру. Под конец они жили по-соседски.

Лишь 10 лет спустя Роговская и Соколов смогли поселиться под одной крышей. Наградой за годы страданий стала жизнь душа в душу. Поэт рядом со своей Музой ощущал творческий подъём. Его вновь охотно издавали. На свет появились книги «Сюжет», «Долина», «Избранное». «Тихий лирик» вновь заговорил в полный голос. Как-то знакомый литератор то ли в шутку, то ли всерьёз предложил издать книгу стихов, посвящённых Марианне её поклонниками. В ответ Соколов категорично заявил, что напишет собственную книгу. В 1996 году в свет вышли «Стихи Марианне», последнее прижизненное издание работ Мастера.