Формула русской поэзии

135 лет назад в этот день родился поэт-футурист Алексей Кручёных. Его причисляют к числу основоположников последовательного применения в поэзии так называемой зауми. Это литературный приём, когда слова (порой изобретённые автором) рассматриваются с точки зрения не столько смысловой нагрузки, сколько стилистических качеств исходя из их звучания.

Этой идее Кручёных отчасти обязан поэту Давиду Бурлюку. Однажды тот предложил написать стихотворение из «неведомых слов». Результатом стал триптих Алексея Кручёных, который открывали такие пять строчек:

Дыр бул щыл

убеш щур

скум

вы со бу

р л эз

Сам автор гордо заявил, что в этом «Дыр бул щыл» «больше русского национального, чем во всей поэзии Пушкина».

Позже он объяснил это так: «Даль в предисловии к своему толковому словарю говорит, что по-русски писали только Крылов и Грибоедов, а у Пушкина — 1/2 французская речь. Вот я и попытался дать фонетический звуковой экстракт русского языка со всеми его диссонансами, режущими и рыкающими звуками (вспомните хорошие буквы «р» «ш» «щ») и позднее — чтоб было «весомо, грубо, зримо»: весомо = самый тяжелый низкий звук, это и есть еры. Кстати, пример и из Некрасова: «бил кургузым кнутом спотыкавшихся кляч» — это тоже настоящий русский язык. Конечно, если бы Даль услышал мой opus, он наверняка выругался бы, но не мог бы сказать, что это итальянская или французская фонетика».

Поэт и переводчик Станислав Красовицкий утверждает, что теоретик поэзии Кручёных описал таким образом формулу всех русских стихотворений. По его словам, в «Дыр бул щыл» читаются как Пушкин, так и другие отечественные литераторы, за исключением, разве что, Лермонтова. Звучание стихов последнего Красовицкий назвал характерным скорее для кельтских поэтов.

Кстати, именно сегодня также отмечают Международный день родного языка, с чем мы вас и поздравляем!