Казачество в художественной литературе

Кого считать родоначальником темы казачества в литературе? Первым приходит на ум Николай Гоголь с его знаменитыми «Тарасом Бульбой» и «Вечерами на хуторе близ Диканьки». Следом — Александр Пушкин с «Капитанской дочкой» и Лев Толстой с «Казаками». Завершают обязательный «школьный» объём знаний «Тихий Дон» и «Поднятая целина» Михаила Шолохова.

На самом деле истоки следует искать глубже, в фольклоре. Ещё древнерусские предания и былины упоминают неведомых людей «воинского сословия, зовомие донски козаци». Это они пришли на помощь московскому князю Дмитрию с иконой Гребенской, а ныне Донской, Божией Матери. С XVI века и до сих пор казачьи песни составляют большую часть русского воинского фольклора.

В числе тех, кто «изнутри» описал историю, нравы и обычаи станичников были донской казак, священник, дипломат Алексей Евстафьев и наказной атаман Черноморского казачьего войска Яков Кухаренко.

Обращался к теме служилых и автор толкового словаря Владимир Даль. Своё литературное творчество он начинал под псевдонимом «Казак Владимир Луганский». В активе Даля не только обработка сказок и преданий, но и историко-этнографическое исследование «Уральский казак».

О непростом выборе станичников, поделённых на «красных» и «белых», писали Александр Серафимович в «Железном потоке», Исаак Бабель в «Конармии», Константин Седых в «Даурии».

Отношение писателей к казакам было неоднозначным. Пугачёв Пушкина — не простой бунтовщик. Он выступал против власти, но не против Отечества и стал, по мысли поэта, предтечей декабристов. Гоголевский Тарас Бульба поборник идеи, что самый страшный грех — это предательство Родины и боевого братства. Дух казачьей удали и вольности воспел Тарас Шевченко в знаменитом «Кобзаре».

Сложные образы кавказских казаков, описав практически с натуры, воплотил в своём творчестве Лев Толстой. С одной стороны, лихие рубаки любят праздность, пьянство и войну, признают только своих, а чужих презирают, обижают и грабят, как разбойники. С другой стороны, классик восхищался нравственностью и естественностью терских казаков, красотой и самостоятельностью их женщин. Когда писателя нашли мёртвым на станции Астапово, в кармане его пальто был билет до Владикавказа — похоже, Толстой хотел встретить смерть среди тех, с кем прошли его молодые годы.

Кардинально, уже на идеологической почве, разошлась литературная оценка казачества после октябрьской революции 1917 года и Гражданской войны. В эмигрантской среде появилось много книг, написанных казаками и о казаках. За рубежом открылись издательские центры, специализирующиеся на издании казачьей литературы. Эмигрантская литература неизменно рисовала станичников со знаком плюс, ностальгически идеализировала их, выставляла патриотами, носителями народных традиций, людьми, которых несправедливо вышвырнули на чужбину.

Отечественная литература, особенно в пору расказачивания, столь же бескомпромиссно клеймила это сословие как враждебное советской власти. Казаки представали защитниками царизма. Жестокие служивые пороли восставший против самодержавия народ нагайками и топтали конями.

Но были в СССР писатели, понимавшие, что истина где-то посередине. Они глубоко погрузились в проблему и объективно раскрыли трагедию казачества во всей его многозначности. Так, не стал мазать станичников лишь чёрной или белой краской Михаил Шолохов. Поэтому его «Тихий Дон» хорошо приняли и на родине, и за границей.

Интересна трактовка Василия Шукшина, появившаяся в 70-х годах прошлого века. В неоконченной повести «Я пришёл дать вам волю» о Степане Разине писатель представил главного героя лидером с задатками настоящего диктатора. Он готов из-под палки гнать людей к счастью, как его понимает сам Стенька. Советская власть увидела в этой книге крамолу и поскупилась на тиражи. Зато критики позднее провели интересную аналогию между позицией Шукшина и бердяевской мыслью о казачестве как об анархической составляющей российского общества.

Уже более 20 лет казачество возрождается как в жизни, так и в художественной литературе. Издаются газеты, журналы и книги на эту тему. Одним из первых, ещё в перестроечное время, напечатан роман Игоря Пьянкова «На линии» о жизни оренбургских казаков. В 2012 году создана казачья секция в Союзе писателей России. Проводится ежегодный конкурс «О казаках замолвим слово». Творческое состязание доказало: в России и за рубежом немало талантливых литераторов, которые не забыли своих корней.

2020 | Библиотеки Юго-Востока Москвы