Писатели-юмористы с невесёлой судьбой

Есть авторы, произведения которых невозможно читать с серьёзным лицом. Даже если они пишут о чём-то, по сути, трагичном, это всё равно выходит весело. Такое впечатление, будто им не знакомы личные проблемы и горе, а вся их жизнь – сплошное удовольствие. Но часто за литературным оптимизмом и шутками писателей-юмористов кроется совсем не весёлая судьба.

Михаил Зощенко

Знаменитый писатель-сатирик родился в небогатой семье, не слишком преуспевал в учёбе. За выпускное сочинение он получил «неуд», да ещё и с припиской «чушь». Поступил на юрфак, но был отчислен за долги – после смерти отца финансовое положение семьи стало совсем печальным.

В Первую мировую Зощенко ушёл фронт. Был ранен, получил отравление во время газовой атаки. После революции сменил множество профессий, пока не нашёл себя в литературе.

Долгие годы писатель страдал от депрессии. Пытаясь победить болезнь, он искал, что к ней привело. Эти искания описаны в автобиографичной повести «Перед восходом солнца». В ней Зощенко вспоминает множество тяжёлых событий своей молодости.

Вскоре после выхода первых глав на писателя обрушилась критика, он был исключён из Союза писателей, ему отказывали в печати. Депрессия победила, и Зощенко не мог продолжать работать.

Джером К. Джером

Детство Джерома К. Джерома прошло в бедности. Его отец вложился в угольные шахты, но прогорел. Переключился на продажу скобяных товаров, но и это не принесло должного заработка.

Учиться будущему писателю не нравилось, школьных друзей не было. А в четырнадцать лет, после смерти отца, он и вовсе бросил школу и устроился в железнодорожную контору. Ещё через год умерла его мать.

Джером пробовал себя в театре, мечтал о драматических ролях, но в труппе отмечали лишь его комические способности и вечно держали «на подхвате». После неудачи на сцене, он завязал с театром и познал, что такое истинная нищета. Пробовал себя в разных профессиях, много писал.

Но даже когда к нему пришли литературный успех и любовь читателя, критики не приняли Джерома. Его творчество называли позором английской литературы, а знаменитую повесть «Трое в лодке…» - шедевром вагонного чтива.

Сергей Довлатов

Довлатову откровенно не повезло с днём рождения. Его часто называют писателем, «бежавшим в конце двадцатки». Он был самым молодым среди представителей «бронзового века» русской литературы и за перо взялся позже остальных.

На втором курсе филфака он познакомился со своей будущей женой. Влюбился без памяти. А ещё через полгода был отчислен за неуспеваемость и уехал на три года охранять заключённых в лагерях Республики Коми.

Вернувшись со службы, наполненный впечатлениями, он принялся писать. Но цензура к тому моменту усилилась. Официально Довлатова не печатали, в Союз писателей не пускали.

Его сочинения впервые начали выходить на Западе, после его эмиграции. Впрочем, читали их не слишком охотно. Лишь после смерти Довлатова, к нему пришла заслуженная слава.

О. Генри

Мастер короткого рассказа рано потерял родителей. С ранних лет был вынужден работать. Отучившись на фармацевта, он простоял за аптечным прилавком пять лет, пока не заболел туберкулёзом.

Тогда О. Генри уехал на ранчо в Техас, где и познакомился с множеством прототипов своих будущих персонажей. Поправив здоровье, он работал аптекарем, страховым агентом, кассиром в банке...

Однажды в этом банке обнаружили недостачу. В растрате обвинили О. Генри, и он ударился в бега. Скитался по Южной Америке, пока не узнал о тяжёлой болезни супруги. Он вернулся и сдался властям.

Жена умерла спустя несколько месяцев. Вскоре О. Генри присудили пять лет каторги. Именно от названия тюрьмы и произошёл псевдоним писателя.

Выйдя из заключения, О. Генри скрывал своё прошлое, а потому ни с кем не сближался, борясь с одиночеством в компании случайных собутыльников.

Оскар Уайлд

Проявивший себя, в том числе, как комедийный писатель, Оскар Уайлд тоже побывал за решёткой. Ещё в молодости он часто влюблялся в разных красавиц. Одна из них в последствии стала его женой. Впрочем, через несколько лет в паре начались разногласия, и писатель стал жить отдельно.

Вернулась и прежняя любвеобильность. Но теперь Уайлд стал заводить отношения ещё и с мужчинами. Одним из них оказался лорд Альфред Дуглас. Склонный к эпатажу, Дуглас подбивал литератора на совместные выходы в свет. Что совершенно не нравилось отцу лорда.

Однажды последний передал Уайлду записку, в которой обвинял того в разврате. Писатель обратился в суд. Несмотря на преисполненное юмора выступление литератора, иск отклонили. А затем начался процесс над самим Уайлдом. Его признали виновным в гомосексуальных связях и дали максимальный срок – два года каторги.