Революционная поступь российских библиотек. 1 часть

Казалось бы, развитие библиотечного дела было далеко не самой актуальной темой для молодой советской республики. Первая мировая война, переросшая в войну гражданскую, экономическая разруха и обнищание народа — вот главные проблемы, которые в полный рост встали перед взявшими власть большевиками и требовали незамедлительных решений.

«С чистого листа» не начинали

Но уже спустя год после Октябрьской революции выходит декрет «Об охране библиотек и книгохранилищ». За два с небольшим десятка лет власть издаёт целый пакет документов, призванных регламентировать и улучшить работу этих учреждений. Не все инициативы оказались удачными, однако само стремление наладить дело как можно лучше, вызывает уважение.

Безусловно, советская власть не начинала «с чистого листа». К началу двадцатого века в России был накоплен богатый опыт организации библиотечной деятельности. Итогом её стали более 500 публичных библиотек и около 3 тысяч земских народных библиотек и читален. В губернских и уездных городах устраивались народные чтения, собиравшие иной раз до тысячи человек. Открывались народные дома с библиотеками и читальнями. В 1900 году в стране насчитывалось около тысячи частных библиотек.

Все это не было уничтожено одним росчерком пера. Хотя большевики внесли свои коррективы. Так, все частные библиотеки национализировали. Благодаря этому, к примеру, в Румянцевскую библиотеку, превратившуюся в центральную государственную библиотеку страны, поступило почти 1,5 миллиона томов. Книжный фонд там удвоился. В 1919 году в Москве закрыли 34 штатные библиотеки, принадлежавшие частным лицам, все книги оттуда перешли в рабочие (профсоюзные) библиотеки.

«Философский пароход» не убил культуру

Это была «генеральная линия» партии большевиков: понести книгу в народ. Идея себя оправдала. Быть может, именно массовая «библиотизация» страны не позволила сбыться мрачному пророчеству Корнея Чуковского, который писал в 1919 году: «Прежней культурной среды уже нет — она погибла, и нужно столетие, чтобы создать её». А когда в сентябре 1922 года от родных берегов отчалил так называемый «Философский пароход», принудительно увозивший на чужбину «цвет нации» в лице оппозиционно настроенных учёных, философов и писателей, интеллигенция и вовсе похоронила великую русскую культуру. Но, к счастью, эти апокалиптические прогнозы не сбылись. Избавившись от опасной «элиты», советская власть сделала огромный рывок: повысила общий культурный уровень населения.

Интересно, что издательства и библиотеки прежде всего пропагандировали среди малограмотных читателей классическую художественную литературу. Эти книги издавали огромными тиражами. Так Пушкин, Чехов, Шиллер и Шекспир пришли в российскую глубинку, формируя вкус, а затем и потребности рабочих и крестьян.

Достоевского зачистили по 1-й статье

Большевиков часто упрекают, что они установили жёсткий идеологический контроль в учреждениях культуры, ввели цензуру, в том числе и в библиотеках. Действительно, книжные фонды изрядно прошерстили. Большая чистка пришлась на начало 20-х годов.

Главполитпросвет разработал циркуляр о пересмотре библиотечных каталогов для изъятия устаревшей и контрреволюционной литературы. «Вредным» авторам присваивали «статьи». Аркадий Аверченко пострадал по 8-й статье («пошлая юмористика»), Джованни Боккаччо влепили 6-ю («порнография»), Фёдор Достоевский пошёл по 1-й, как автор «черносотенных, враждебных передовым идеям» книг. Из обращения изымали Евангелие и Коран. К слову, чистка касалась только библиотек, обслуживающих массового читателя. В крупных создавали спецхраны, где размещалась вся «вредная» литература, пользоваться которой можно было лишь по специальному разрешению.

Впрочем, если посмотреть правде в глаза, большевики ничего нового не придумали. Идеологическая цензура осуществлялась и в царские времена. Скажем, согласно статье 175 цензурного устава для открытия общественной или народной библиотеки требовалось разрешение местных губернаторов. А те не спешили обременять себя хлопотным делом, исповедуя принцип: как бы чего не вышло. И это несмотря на тройной надзор, который по службе осуществляли над бесплатными народными библиотеками и читальнями министерство внутренних дел, министерство народного просвещения и духовное ведомство.