Ручной медведь, мангуст Сволочь, омар на поводке и другие любимцы писателей

90 лет назад был учреждён Всемирный день защиты животных. Его посвятили памяти святого Франциска, скончавшегося 4 октября 1226 года и считавшегося покровителем животных.

Многие писатели испытывали нежные чувства по отношению к братьям нашим меньшим. Заводили домашних питомцев и трогательно о них заботились. Часто посвящали им строки своих произведений или целые сочинения.

Обычно литераторы держали дома кошек или собак. Но встречались и более экстравагантные любимцы. Вот некоторые из них.

Ворон Диккенса

Кошки и собаки тоже были в доме Диккенса. А также канарейки, попугаи, орёл и пони. Но главной его любовью был ворон. У писателя их было несколько, и всех звали Грип. Больше всех Диккенс любил самого первого, говорящего. Именно его он увековечил в своём романе «Барнаби Радж». Считают, что именно Грип вдохновил на создание «Ворона» и Эдгара По. После смерти птицы Диккенс сделал из неё чучело и повесил над своим столом. Сейчас оно находится в Публичной библиотеке Филадельфии.

Ручной медведь Байрона

Лорд Байрон любил собак. Но правила Кембриджского университета, куда он поступил, запрещали держать их на территории учебного заведения. Тогда поэт купил на ярмарке ручного медведя, о которых устав университета ничего не говорил. Байрон выгуливал его по окрестностям на цепи и даже пытался дать медведю высшее образование. После Кембриджа он перевёз зверя в своё лондонское имение. Кстати, любимая собака по кличке Боцман у поэта тоже была. А также барсук, орёл и крокодил.

Мангуст Чехова

Антон Чехов держал дома такс. А однажды, вернувшись из поездки на Цейлон, привёз им компаньона – мангуста по кличке Сволочь. Имя было говорящим. Мангуст сразу утвердил своё господство в доме: держал в страхе собак, выкапывал землю из цветочных горшков, воровал заколки прямо из причёсок заглянувших в гости к Чехову дам, шарился по чужим карманам, а отца писателя трепал за бороду. После того как Сволочь укусил за нос маму Чехова, его всё-таки отправили в зоопарк, где, впрочем, регулярно навещали.

Вомбат Россетти

Поэт Данте Габриэль Россетти грезил вомбатами и решил завести одного из них в собственном доме. Пока зверь плыл на корабле к новому хозяину, тот считал дни. «Может ли быть мир на земле, пока я не получу своего вомбата?» – писал поэт. Россетти назвал своего вомбата Топ и души в нём не чаял. Когда поэт обедал, Топ мирно дремал прямо на столе, шокируя иных сотрапезников Россетти. После смерти вомбата хозяин долго горевал и написал эпитафию в стихах. Позже в его доме поселились тукан и лама.

Паук Бодлера

Дома у Шарля Бодлера жил тарантул. Поэт держал его в банке, которую заботливо ставил на подоконник, чтобы питомец мог любоваться видами улицы. А как-то, когда Бодлер жил в брюссельском отеле, он обнаружил во дворе упавшую летучую мышь. Поэт подобрал её, поселил в клетке и долго выхаживал, откармливая молоком с хлебом и ласково поглаживая. Когда летучая мышь поправилась, он выпустил её на волю.

Омар де Нерваля

Жерар де Нерваль обожал лобстеров и считал варварством их поедание. Одного из них он выкупил в ресторане и сделал своим домашним питомцем. «Я люблю лобстеров. Они мирные, серьезные существа. Они знают секреты моря, они не лают и не грызут монадическое уединение, как собаки», - говорил поэт. Своего омара Тибо он временами выгуливал вдоль Сены на синем шёлковом поводке и считал это не более безумным, чем прогулка с той же собакой или, к примеру, львом.