Секрет популярности Чехова в театрах

Свою последнюю пьесу Антон Чехов написал более ста лет назад. Тем не менее, спектакли по ним ставят в театрах по всему миру до сих пор. Да ещё как активно! Говорят, в любой случайно выбранный день проходит с полтора десятка различных спектаклей по его произведениям. После Шекспира Чехов – второй по востребованности у театральных режиссёров автор. Половина из них мечтает однажды воплотить на сцене его «Чайку». И если среди русских литераторов за рубежом часто восторгаются Толстым и Достоевским, то среди отечественных драматургов Чехов вне конкуренции. В чём же секрет его пьес?

Дилетант или новатор?

Фигура Чехова в драматургии столь же знаковая, как Пушкина – в русской литературе. Его творческий подход тоже был революционным для своего времени. И если в водевилях и прочих «малых» пьесах Чехова это может быть не так сильно заметно, то в крупных произведениях новаторство очевидно.

Неудивительно, что многие современники не могли проникнутся его творчеством и клеймили дилетантом. «Нагорожено чего-то, а для чего оно, не известно», - чесал лоб Лев Толстой, покидая театр после первого акта «Чайки». Впрочем, уже вскоре он же назовёт пьесы Чехова «совершенно новыми… для всего мира формами писания».

Сдвинутый конфликт

В своих произведениях Чехов отошёл от распространённого в драматургии того времени конфликта между персонажами и сконцентрировался на обстоятельствах, в которые эти персонажи погружены. Он представлял зрителю столкновение деталей и событий, а не героев.

Из-за этого у многих зрителей создавалось впечатление, что в пьесах нет никакого действия. Его и вправду не было, если рассуждать категориями прежнего театра. Чехов детально показывал простую жизнь, быт усреднённых людей в определённых условиях и в конкретный отрезок времени.

Преисполненные драмы пьесы, где герои мечутся в своих страстях, он напротив считал неестественными и нарочито искусственными.

Все главные и неоднозначные

Вместо этого Чехов исследовал мировоззрение персонажей, погружая их в те или иные обстоятельства. Он не выделял главных героев – они обозначались сугубо формально. Не было у него и однозначно положительных или отрицательных персонажей. В каждом переплеталось множество качеств.

Не пытался Чехов и вложить в их уста свою речь. Всё, о чём рассуждают герои его пьес, стоит воспринимать лишь как их собственные слова и мысли. «Для меня, как автора, все эти мнения по своей сущности не имеют никакой цены. Дело не в сущности их; она переменчива и не нова. Вся суть в природе этих мнений, в их зависимости от внешних влияний и проч.», - объяснял он.

Хотя свою позицию драматург всё же озвучивал. Но делал это вскользь, подтекстом.

Правильная компания

Крупные пьесы Чехова не понимали, но ставили. Переломный момент произошёл на премьере «Чайки» в Петербурге. Спектакль тогда откровенно провалился. Многие обвинили в этом режиссёра, однако Чехов после премьеры сник и опустил руки, отчаявшись получить должное признание.

Но его драматургические взгляды разделяли основатели МХТ Константин Станиславский и Владимир Немирович-Данченко. Они предложили Чехову поставить «Чайку» в Москве. С совершенно новым подходом к сценическому действу. И на этот раз спектакль произвёл фурор.

Чехов написал для МХТ ещё три пьесы, и ныне театр назван его именем, которое с тех пор гремит на весь мир.

Вне границ и времени

Востребованность произведений Чехова по всему миру сегодня объясняется несколькими факторами. Во-первых, его сюжеты интернациональны. Учитывая, что на передний план драматург ставил внутренний мир человека, духовную проблематику, эти сюжеты понятны практически каждому во всякой стране. «В Москву, в Москву, в Москву!» - могут твердить на сцене любого города, так как место назначения здесь не принципиально.

Во-вторых, вещи, о которых писал Чехов, вневременные. Разговоры о том, как жить, вместо самой жизни сегодня, пожалуй, даже более актуальны, чем в годы его творчества.

Ну и, конечно, немаловажную роль играет сама фигура Чехова и тот вклад, который он сделал в театральном мире.

Чеховский стандарт

В музыке есть понятие джазовых стандартов. Это известные композиции, на основе которых музыканты создают свои джазовые импровизации. Во многом пьесы Чехова стали подобным стандартом в театральном мире. Произведения новатора, человека, изменившего драматургию – прекрасный выбор для собственных творческих экспериментов.

Современные постановки «Чайки», «Вишнёвого сада», «Трёх сестёр» и «Дяди Вани» часто имеют мало общего не только с системой Станиславского, но и с оригинальными текстами этих пьес. Однако все они соответствуют духу чеховской драматургии – смелой, свежей и совершенно непривычной.