Секретные библиотеки

Советское время ознаменовалось доступностью знаний для народа. Стремительно росло число библиотек, увеличивались их книжные фонды. Литература, как художественная, так и научная, добиралась в самые дальние уголки СССР. Однако сотни тысяч книг и периодических изданий были недоступны массовому читателю практически до заката Союза. В некоторых библиотеках они были, но получить доступ к ним могли далеко не все, и сделать это было непросто. «Нежелательные» издания имелись лишь на полках секретных отделов специального хранения – в спецхранах.

С глаз долой

Практика изъятия литературы из свободного доступа была распространена ещё в царские времена. К примеру, в Императорской публичной библиотеке с самого её открытия две комнаты выделили под рукописи и печатные издания, которые нужно было скрыть от посторонних глаз. Хранить их, тем не менее, было необходимо на случай, если они понадобятся для справок правительству или других государственных нужд.

После революции эти издания (обычно в том или ином виде хулящие царский режим) сделали общедоступными. Однако начался новый виток цензуры, уже со стороны большевиков. В конце 1921 года в Румянцевском музее был создан первый официальный советский спецхран. А следующим летом соответствующим декретом Совнаркома основали Главлит – Главное управление по делам литературы и издательств. Именно оно в дальнейшем определяло, какие книги изымать из публичного доступа, а какие оставлять на полках библиотек.

Спецхраны появились при крупнейших научных и публичных библиотеках страны: в Москве, Ленинграде, Новосибирске, на Дальнем Востоке. Самая большая коллекция запрещённой литературы хранилась в столице, в специальном отделе Государственной библиотеки имени Ленина. На закате спецхранов она насчитывала свыше 300 тысяч книг, более 500 тысяч журналов, а также около миллиона газет.

Расстрельный список

В 1920-х годах, в спецхраны попадали издания, в которых содержались секретные сведения, а также зарубежная белоэмигрантская литература, в том числе найденная в других библиотеках, и откровенно антисоветские материалы преимущественно времён Гражданской войны. Поначалу фонды отделов специального хранения исчислялись сотнями экземпляров. Активно пополняться они начали в середине 1930-х годов.

Вскоре после убийства Кирова государство усилило контроль над идеологической составляющей книг в библиотечных фондах. Подлили масла в огонь политическая борьба и последующие репрессии против известных советских деятелей. Из библиотек стали изымать книги не только их авторства, но и те, в которых упоминали их фамилии или ссылались на их работы.

Порой доходило до комичного, и сходу определить идеологическую вредность содержимого той или иной запрещённой книги сегодня не так-то просто. К примеру, в спецхран по разным причинам попадали такие издания, как «А. С. Пушкин и азербайджанская литература» или даже «Агроправила по виноградству».

Избранные читатели

Официально наличие спецхранов в библиотеках СССР не афишировали. Тем не менее, все, кому было нужно, об их существовании знали и в теории могли получить доступ даже к запрещённой литературе. Отделы специального хранения делились на четыре категории – по уровню допуска и полноте коллекции. Самые большие и секретные фонды относились к первой категории. Они были в спецхранах библиотек КГБ, ЦК ВКП(б), Института научной информации по общественным наукам и Библиотеки имени Ленина. В остальных спецхранах фонд был меньше, но и доступность этих изданий была более широкой.

Получить «запрещёнку» можно было, если имелся допуск к литературе под грифом «для служебного пользования» или изъятое издание требовалось для научной работы. К примеру, в спецхраны допускали студентов исторических факультетов, начиная со средних курсов. Для доступа к скрытым от посторонних глаз изданиям нужно было предоставить официальное ходатайство с места работы или учёбы.

Добыть такую бумагу было половиной дела. Другая проблема заключалась в поиске нужного издания. В спецхранах выдавали конкретную книгу под конкретный запрос. В то же время каталоги в секретных отделах начали внедрять лишь во второй половине ХХ века, да и то не повсеместно. В публичных же библиотечных каталогах запрещённая литература не значилась. Поэтому о самом существовании подходящей книги для начала нужно было каким-то образом узнать.

Наследие спецхранов

О спецхранах широко заговорили в конце 1980-х. В 1987 году в прессе, в том числе с подачи высокопоставленных сотрудников Главлита, стали призывать к пересмотру состава секретных фондов. Курс на гласность и реабилитация бывших врагов народа благоволили процессу. В 1988 году приказом Главлита вся ранее запрещённая литература была возвращена в открытые фонды, а летом 1990 года спецхраны были ликвидированы официально.

Однако и сегодня некоторое подобие спецхранов имеет место. Помимо печатных изданий, содержащих государственные секреты и недоступных для широкого круга читателей, есть другие категории книг, доступ к которым ограничен. К примеру, редкие и уникальные издания. Чтобы их получить, нужно принести обращение или письмо, скажем, от университета.

Ещё в категорию закрытых от посторонних глаз изданий попадают книги из списка экстремистской литературы. Они также хранятся в некоторых библиотеках, но доступ к ним предоставляют только по обращению соответствующего органа. Такое обращение поступает, если эта литература понадобилась, например, учёным или следователям.